IMISP - Интервью с Е.Чураковым, генеральным директором WildRussia
БИЗНЕС-ШКОЛА ИМИСП
EN
+7 812 318-31-51
ПН-ПТ 9:00—18:00
 

Неизведанные миры Егора Чуракова

Интервью с выпускником программы Менеджер (Президентская Программа, 2000-2001)

Егор Чураков - основатель компании Неизведанный мир, которая уже более 20 лет является одним лидеров рынка приключенческого туризма. С 1992 года Егор участвовал в организации более 60 международных экспедиций на Кавказе, Тянь-Шане, Памире, Камчатке, о. Врангеля, Тибете, Монголии, Новой Зеландии,  Патагонии, Танзании. Руководил восхождениями в Аргентине, Калифорнии, Эквадоре, Шотландии и нескольких регионах Гималаев (Непал, Гарвалы, Ладакх, Сикким).

Неизведанный мир является генеральным партнёром конкурса ИМИСП шагает по планете. Гран-при конкурса - 8-и дневный тур Первый раз в Гималаях.


Вопрос:

Как возникла Ваша любовь к горным путешествиям? Как физик стал лириком?

Ответ:

Действительно, я учился в физико-математической школе, поступил в ЛЭТИ, затем стал работать в Физико-техническом институте им. А.Ф.Иоффе Российской Академии Наук. Тогда казалось, что  все слишком понятно с моей карьерой на двадцать лет вперед, и это меня несколько угнетало.

Примерно тогда же в ЛЭТИ я поступил в секцию альпинизма, а секция была тогда очень сильной. С того момента я был поглощен интереснейшей жизнью в альпинизме, а как физик – работой на кафедре  Ж.И.Алферова. Но было сложно «усидеть на двух стульях», с обеих сторон мне говорили, что я должен сделать выбор. Так продолжалось все время моего обучения в институте.

В 1996 году мне удалось съездить на стажировку в США, где я увидел, что такое adventure tourism «по-американски». Попал туда благодаря собственной въедливости -  через Институт Гражданских Инициатив. Правда, сначала в российском отделении мне сказали, что «компаний приключенческого туризма в Америке нет» ... И нужно было все делать самому.

В 1994 году у меня уже был сайт (тогда у многих и интернета не было, но я работал в Академии Наук, у нас было все немного по-другому), и я нашел в американской штаб-квартире Института единомышленников, которые помогли найти нужные контакты и съездить на стажировку в компании, о которых тогда можно было только мечтать.

В это время и российские бизнесмены стали пытаться что-то создавать на рынке adventure tourism. Я смотрел на это с тоской в глазах, понимая, что все это делается не совсем верно - без определенной методологии и знаний.

Хотя еще до этого, в 1992-м, мы зарегистрировали компанию совместно с шотландцем, Нэдом Риммером. Wild Russia, экспедиционный формат - Пик Коммунизма, Памир … все эти восхождения мы делали для иностранных альпинистов. Но окончательно и бесповоротно я принял решение о переходе в приключенческий туризм в 1998 году.

Вопрос:

Был ли у Вас тренер, которому Вы обязаны любовью к adventure tourism?

Ответ:

Думаю, что нет. Те мои учителя, которые были в спорте, так и остались для меня в спорте. Впрочем, мой тренер стал крупным бизнесменом. Но я не стал бы связывать мои тогдашние тренировки и карьеру предпринимателя.

Однажды мне выпала честь сопровождать Гарри МакКью - американца, который был профессиональным гидом приключенческого туризма, из Беркли, Калифорния. Мы побывали с ним на Памире, Байкале, Тянь-Шане. Позже, уже начав профессионально заниматься организацией путешествий, я мысленно оглядывался на него, думал, как это сделал бы Гарри. Уже тогда я четко понимал, что мне безумно нравится то, чем она занимается. Но тогда я еще не был готов разменивать свои знания в области физики на то, чтобы быть «просто гидом».

Вопрос:

Каковы основные вехи развития Неизведанный мир?

Ответ:  

В 1991 году мы стали первыми «неофициальными» альпинистами, которые посетили Великобританию по приглашению английских альпинистов. Мы этим очень гордились. Затем последовал ответный визит, и у одного из британцев при восхождении случился инфаркт. В свои 25, я очень переживал ту ситуацию, и вместе с Нэдом мы пришли к выводу, что должны принять какое-то очень важное решение после его гибели. Так и было основано наше совместное предприятие.

Изначально мы занимались приемом шотландских экспедиций в России. Но через какое-то время возник знаковый для нас проект «миллениум-экспедиции» для офицеров британской армии. Нэд Риммер, живущий на острове в Шотландии, как-то проводил тренировку по альпинизму для  британских  офицеров . Они рассказали ему, что на 2000 год придумывают идею невероятной экспедиции, которая стала бы символом наступления тысячелетия. Нэд ткнул им в карту России, на северо-восток Якутии, где расположена вершина «Пик Победы», к которой нет никаких дорог на 2000 км. Этот проект стал для нас ключевым, его бюджет тогда составил 2 миллиона долларов.

У нас было много переговоров с различными властными структурами, однако в то время происходило много событий (Косово, Ирак), которые не позволяли сделать этот проект совместным для армий двух стран. В итоге, мы поняли, что он так и останется разменной картой в политических играх, но нам повезло с людьми. Мы нашли союзников в лице МЧС, который аккуратно «заместил» Минобороны как партнера британских военных. А на подготовку совместной экспедиции ушло целых три года.

Собственно, после этого проекта мы и стали работать «full-time». Следующими важнейшими вехами, пожалуй, стали открытия направлений, таких как «Паломничество к горе Кайлас», или «Восхождение на Аконкагуа» – в 2005-м. Было разработано сложнейшее направление «Восхождение на Мак-Кинли» – на Аляске. В 2010-м мы выпустили наш первый большой полноцветный каталог экспедиций.

С 1996 года и по сегодняшний день мы являемся партнерами знаменитой компании Mountain Madness, по приему альпинистов в России. Порой  поступают и довольно необычные заказы: к примеру, год назад к нам обратились британцы, которым нужно было «нырнуть» рядом с Магаданом, поскольку их целью было совершение погружений по всему миру на определенной широте. В 2001-м году был основан отдел, который занимается организацией корпоративных мероприятий активного отдыха и тим-билдингов, и это также важной вехой в развитии бизнеса.

Вопрос:

К чему должен быть готов тот, кто идет в горы первый раз?

W3.jpg (175.86 KB) Фото с сайта Неизведанный Мир

Ответ:

Мне кажется желание пойти в горы окутано флером романтики. В душе человек, который задумывается об этом - романтик, и он хочет организовать себе испытание, из которого он выберется, в котором он что-то переживет. «Я хочу побывать на высочайшей точке Африки, это моя мечта детства, Килиманджаро» - говорит он. Сколько стоит, уже не важно, потому что это - мечта.

Он приходит к нам, и мы начинаем готовить его к тому, что он должен быть готов к горной болезни, возможному дискомфорту. Иначе говоря, к сложностям - физическим, психологическим и социальным. Такого рода путешествия способны перевернуть всю жизнь. Они вносят  коррективы в поведение, образ мыслей, взгляды на жизнь. Это подтвердит любой наш клиент.

Вопрос:  

Очевидно, что пребывание в «неизведанных уголках планеты» позволяет лучше понять самого себя, философию жизни, связь с природой. Так ли это?

Ответ:

Это, конечно,  громкие слова… на мой взгляд, все тоньше и индивидуальнее. Любое испытание, когда человек оказывается в пограничном состоянии, когда он не знает, как проявит себя, как он сможет пережить что-либо… все это способствует внутреннему росту: действие порождает перемены. Человек больше прислушивается к себе. Он начинает разговаривать с природой. Наступает новое метафизическое состояние, когда человек поднимается и достигает вершины горы.

У многих людей, на большой высоте, скажем, на шести или семи тысячах метров, возникает состояние, когда они начинают разговаривать с собой. Это интересное наблюдение, что при первом высокогорном восхождении – как бы  раздваивается личность. Люди ощущают это физически. «Есть тело, и есть я» – нечто другое, и я могу говорить с моим телом. Я тоже это испытал, очень давно, на Пике Ленина. 

Есть такой американский профессор современной антропологии - Джефф Салц, он сказал: «Зачем ходить в горы? Там же ничего нет. Там только вершина... Но это не так , потому что там есть вы». И вы уже совсем не тот, который был внизу. В организме происходят внутренние перемены, организм становится мудрее. Человек меняется буквально на клеточном уровне и никогда не станет таким, каким он был прежде.  

Люди начинают по-другому смотреть на мир и на себя в этом мире. Это потрясающий «практикум» для того, кто не хочет смотреть одинаково на одни и те же вещи… Возвращаясь, человек по-другому смотрит на все: на окружающую его суету будней, на любимую женщину, на детей, на работу... Часто меняются и жизненные ценности. Один наш клиент, известный предприниматель и яхтсмен, пережив сильный шторм, рассказал мне как-то, что , совершенно иначе стал относиться к вещам. Например, закрывая машину у магазина, он теоретически с ней уже расстается. Ведь когда он вернется, ее может и не быть на месте. И к этому надо быть готовым. И, благодаря пониманию этого, он внутренне совершенно свободен, и это его осознанный выбор отношения к сущему.

Блажен тот, кто это понял. Но чтобы понять, нужно это пережить. Можно долго об этом говорить, но осознание приходит только через то, что преодолеете лично вы.

Вопрос:

Самое удивительное, с чем Вы сталкиваетесь в своих путешествиях?

Ответ:

Для меня удивительно, как на людей влияют такого рода  поездки. Как они испытывают состояние катарсиса. Меня всегда это поражало. Иногда я смотрю на них с завистью: сам я уже не в состоянии это испытать, это я знаю, это я уже видел. Это мешает: «Бойся того, кто знает, как надо» – как у Галича.

Именно поэтому я могу ходить в одну и ту же экспедицию несколько раз, потому что в ней будут другие люди, другие эмоции.

Вопрос:

Путешествия и бизнес: как влияют экспедиции на предпринимателей, с точки зрения видения ими стратегии бизнеса?

Ответ:

Они начинают видеть проход среди скал. Там, где для них раньше была стена, они видят проход. А иногда  - могут и подняться над стеной. Это состояние «мета-перемены» – человек может переосмыслить свое видение чего-либо. Ведь мы не знаем, как устроен мозг, что делает 92% процента серого вещества – это научный факт.

У нас есть клиент, крупный бизнесмен. Он, к примеру, продал - подарил несколько машин, и купил хороший, дорогой велосипед. И круглый год ездит на нем на работу. Поскольку в нашем городе велосипедистам оставаться безупречно чистым сложно, он оборудовал в кабинете душ, шкаф для костюмов. Так поменялись его ценности, после того, как он съездил в Непал.

Вопрос:

Как бы Вы закончили фразу: «вам нужно в горы, если …»

Ответ:

«Если друг оказался вдруг» - как в песне Высоцкого. Горы «прописаны» по всем причинам, из-за которых человек испытывает стресс. Наверно можно сказать, что Горы – это мощнейший «антистрессовый препарат». Звучит банально. Но лучше не скажешь.

Вопрос:

Состоявшиеся бизнесмены выбирают различные виды спорта, делая это своим основным увлечением, «клубным активным отдыхом». В чем изюминка горных путешествий? 

Ответ:

Как-то меня пригласили в один очень серьезный офис в Москве, где в главном кабинете задали вопрос: «Понимаете, мне 35, и у меня есть все. Я должен решить, по какому увлечению следующие 15 лет буду «сходить с ума». Расскажите о горных восхождениях: может быть, вы меня увлечете? Я занимался дайвингом, горными лыжами, увлекался женщинами. Все приелось».

У нас есть определенный костяк клиентов, они ездят только с нами, и это основное свое место отдыха, где они могут полностью «переключиться». Это не значит, что они не обсуждают какие-то «около-рабочие» вопросы. Но дискуссия сразу прекращается, когда они, скажем, на высоте четыре с половиной тысячи, где стараешься фокусироваться на внутренних ощущениях: потому что просто тяжело дышать.

Треккинг на какое-то время избавляет  человека от состояния выбора, растворяет в себе. Легко представить себе, насколько наши клиенты по бизнесу вынуждены постоянно принимать решения, делать выбор. И управлять людьми: ставить им задачи, делать выговоры, увольнять. Это все напряжение, эмоции… Ведь руководитель, наорав на подчиненного, тоже чувствует себя не лучшим образом.

А здесь, в треккинге, выбора куда идти - нет. Нет необходимости принимать решения. Ты просто идешь из точки «а» в точку «б» по красивейшим пейзажам. Все пространство «схлопывается» до тропы по горному хребту или ущелью... Можно посвятить свои мысли  тому, на что никогда не хватает времени. 

Вопрос:

Как оцениваете развитие рынка приключенческого туризма?

Я думаю, потенциал рынка - огромный. Современный человек находится в состоянии крайней нужды в таких путешествиях. Ведь мы живем в мире пластика и различного рода иллюзий. «Вместо того, чтобы отправиться  в экспедицию, мы посмотрим фильм «Хищник» - говорил тот же Салц.

Стресс поглощает нас. Известно, что на Уолл-стрит самая большая концентрация крутых фитнесов – на большее у замученных финансистов  нет времени. Везде залы для сквоша, это единственная быстрая и «компактная» возможность снять внутреннюю агрессию и стресс.

И чтобы придти в «натуральное»  состояние, в котором создала нас матушка-природа, даже не нужно тратить огромные деньги, нужен простой поход и возможность лечь, чтобы «послушать, как растет трава».  Именно это и раскрывает потенциал целого спектра путешествий  в сфере приключенческого туризма. 

Вопросы задавал Сергей Медведников, выпускник Менеджер (2006), исполнительный директор Альянса Частных Клубов.